Работа в FBI

Здравствуйте. Кто-нибудь знает условия трудоустройства в ФБР? В отдел по работе с Россией.

Гражданство есть?
https://www.fbijobs.gov/index.asp

1 симпатия

Упс… А так все красиво начиналось. Типа, я русский знаю, ща все бюро научу уму-разуму.

Вы что, серьезно думаете, что тот, кто знает что-то о работе в ФБР, придет и поделится с Вами знаниями на русскоязычном форуме? Или вообще на каком-то форуме или другом интернет-ресурсе? Вопрос риторический :slight_smile:

Вот интересная статья

. Журналистка «Сегодня» узнала, как обычная киевская аспирантка устроилась трудиться в самом засекреченном месте США.
Пентагон, наверное, самое известное и, в том числе, самое секретное место на Земле. Когда мы попытались снять здание из окон машины, сотрудник украинского посольства вежливо попросила нас спрятать фото- и видеоаппаратуру. Мол, запрещено снимать объект стратегической важности. Карается законом. Причем серьезно. «Как-то мы попросили таксиста остановиться на мосту, откуда Пентагон — как на ладони, тот два раза с ужасом переспросил, правильно ли нас понял, — вспомнили телевизионщики. — Мы решили, что он идиот. Но как только вышли на мост и достали камеру, откуда ни возьмись появилась полиция. Увидев наш украинский паспорт, полисмен сказал сквозь зубы: «Чтоб я не видел ни вас, ни вашу камеру. Даю три секунды». Мы быстренько унесли оттуда ноги, а таксист все бурчал, что иностранцев с камерами возить больше не будет». Слушая все это, я чувствовал, как в мое сердце закрадывается паника. Ведь через два дня у меня было назначено там интервью. Причем с сотрудником Пентагона, родом из Киева! Когда я сообщила об этом коллегам, мне пожали руку и сказали, что, в случае чего, передадут вещи моей семье и скажут, что я пала смертью храбрых. Может, даже поставят памятник.
«ВЗЯТИЕ» ПЕНТАГОНА. Даже не удивилась, когда мне в сопровождающие выделили представителя посольства в военной форме. Прежде чем пропустить в здание, у вас трижды проверяют документы, досматривают сумки и сканируют с головы до ног. Свою героиню я встретила так, как встречают вернувшихся с фронта. Улыбчивая блондинка ждала нас вместе с представителем пиар-отдела — последней нужно было переводить каждое сказанное по-русски слово. Даже то, что в Пентагоне туалетов в два раза больше, чем служащих, а магазинов не меньше, чем на Пенсильвания-авеню — центральной улице Вашингтона. «Зачем здесь столько бутиков и ресторанов?» — удивилась я, проходя мимо галереи бутиков. «Чтобы работникам было удобно: все под рукой, не нужно отлучаться и выезжать в город. Тут и спортзал есть, и вообще все, чтобы жить», — рассказала Светлана. «Что, сотрудников вообще домой не пускают?» — ужаснулась я. «Отпускают, конечно. Но многие работают здесь сутками», — ответил мой переводчик.
Путешествие по коридорам Пентагона — тот еще подвиг. От постоянного движения по кругу (здание построено в виде замкнутого пятиугольника) поначалу может даже подташнивать. Проходы маркированы, но без сопровождающего в них можно просто запутаться. Фотоаппарат в руки не брать, в двери офисов — не смотреть. Туристы здесь похожи на отару овечек, которую пастухи-военные конвоируют в четко заданном направлении. Нас сразу провели в коридор, освещающий работу по розыску пропавших без вести во Второй мировой, корейской, вьетнамской и холодной войнах. Это — работа Светланы. По дороге мне рассказали анекдот о домике, расположенном в самом центре Пентагона. Советская разведка долго считала, что там находится нечто сверхсекретное. А на самом деле это обычный кафетерий, где сотрудники любят попить кофе и поесть хот-доги. Сфотографировать его мне, конечно, запретили.
НАШИ НА СЛУЖБЕ. «Никогда не думала, что буду работать в таком месте, — рассказала Светлана по дороге. — С детства хотела стать учителем английского языка, ведь родилась я в семье учителей. Окончила английскую спецшколу в Киеве. Когда училась в аспирантуре, у сына неожиданно начались проблемы со здоровьем. Врачи посоветовали проконсультироваться с зарубежными специалистами, а у нас были дальние родственники в США. В итоге в 1990 году мы прилетели сюда с $328 в кармане, которые нам разрешили взять с собой — моя двухгодичная аспирантсткая стипендия по тогдашнему курсу! Поразило то, что в Америке нам помогали совершенно незнакомые люди. Так, какая-то юридическая фирма оплатила диагностику моему сыну. Пока он лечился, нам с мужем предложили работу. Тем временем СССР распался, в Киеве скончался сначала мой отец, а потом и мама. Все, что осталось дома, — воспоминания, одноклассники и могилы на Байковом кладбище. Конечно, здесь тоже было непросто. Другая культура. Вспоминаются забавные вещи. Например, у меня ушло 10 лет на то, чтобы понять: когда тебя спрашивают «как дела?», не нужно рассказывать свою жизнь во всех подробностях. Или вот помню, когда первый раз зашла в супермаркет, — просто расплакалась, ведь когда мы уезжали из Киева, ничего такого не было! Муж, конечно, здесь скучал по салу и черному хлебу. А я до сих пор часто варю борщи и делаю голубцы — американцам очень нравится украинская кухня».
«Секретную» работу нашла в интернете
В Пентагон Светлана попала не сразу. Сперва она преподавала в Америке украинский язык и культуру. Затем занималась научно-исследовательской работой в одном из университетов, потом даже попала в министерство юстиции США. Объявление о работе в Пентагоне вообще нашла по интернету. «Как-то просматривала веб-сайт по поиску работы госслужащего для своей подруги, — говорит Светлана. — И нашла объявление, что в Пентагон, в отдел по розыску пропавших без вести, требуется международник со знанием русского языка и опытом работы в американских и зарубежных архивах. Я была в шоке, даже не поверила! Отослала резюме — и меня пригласили на собеседование. Вот и все. В этом году будет 7 лет, как я работаю в Пентагоне. У меня не просто работа — миссия. Если государство пообещало вернуть воина домой, то оно сдержит свое обещание, пусть даже 30—40 лет спустя. Кстати, здесь я нашла двух родственников, пропавших без вести. Когда послала своей свекрови копию открытки, которую ее отец выслал с фронта своему сыну, все, что она могла сказать, глотая слезы: «Да, это почерк моего отца!» Так что Пентагон для меня не только работа. Это личное».
Миссия: «Ищем свидетелей гибели самолетов»
Светлана работает в американо-российской комиссии DPMO, организованной в 1992 году президентом РФ Борисом Ельциным и главою США Джорджем Бушем-старшим. «Мы ищем американцев, без вести пропавших в период с начала Второй мировой до окончания холодной войны, — говорит Светлана. — У нас примерно 83 000 пропавших, две трети из которых вообще невозможно идентифицировать. В Америке вдоль многих шоссе можно увидеть два флага: один — государственный флаг США, а второй — черно-белый с силуэтом военнопленного. Это в память о пропавших.
На Гавайях и в Мэриленде находятся огромные исследовательские лаборатории. Именно в лаборатории Мэриленда идентифицировали царские останки семьи Романовых. Один из способов это сделать — сравнить ДНК. Для этого у родственников погибших по материнской линии берут пробы слюны. Потом их сравнивают с ДНК на костях останков».
Что интересно — большую работу по розыску погибших Светлана ведет в Украине. «В 1944 году Сталин разрешил отдать американской стороне во временное пользование аэродромы в Полтаве, Миргороде и Пирятине, — говорит Светлана. — Самолеты союзников поднимались с аэродромов Великобритании и Италии, бомбили территорию, занятую немцами. Потом садились на одном из аэропортов в Украине, заправлялись, ремонтировались, брали бомбовый груз и летели бомбить обратным курсом. Эти «челночные» вылеты носили название «Операция Френтик». Один из американских самолетов был сбит в небе Украины в июне 1944 года. А во времена холодной войны, в 1965 году, один из самолетов разбился в Черном море между Турцией и Украиной. Нет доказательств, что его сбили — он упал по невыясненным причинам. Нас интересуют отчеты советских поисковых групп. А свидетели и участники прошлых военных конфликтов могут оказать неоценимую помощь в поиске пропавших. Я бы хотела обратиться к читателям с просьбой: если у вас есть хоть какая-то информация о погибших американских летчиках или военнопленных — поделитесь ею с нами через редакцию газеты. Спасибо!» Пишите нам на info@segodnya.ua

Спасибо)

Есть вариант одеть кепочку FBI и красные мокасины. Тогда вас уж точно от ФБРшника не отличат. Приходите в офис ФБР, там пропустят.

по работе с Россией или по работе с русскоязычными?

есть история реальная конец 90-хх… мужик из России уехал на ПМЖ в США…
захотелось больше денег - утроился работать в ФБР в “русском” отделе, чаще как сборщиком слухом кто о чем говорит в русскоязычной среде
захотелось еще больше денег - пошел в ЦРУ… работать… ну и рассказал, что есть у него однокурсник, который после военной подготовки в гражд.ВУЗе пошел служить командиром “стартового стола” РК “Тополь”.
Ну и приехал вербонуть однокурсника… а тот его сдал куда надо.
Горе-шпиёна судили за предательство, т.к. никто его гражданства РФ не лишал (по Конституции нельзя этого), а не как шпиёна.
Со слов контрразведчиков, он сразу попал у них на заметку, т.к. очень быстро получил гражданство США.
Шпиёну дали почему-то условно. Он тут же купил билет и вернулся в США.

Я думаю, вас не возьмут. За отсутсвие элементарных аналитических навыков. Вы даже сайт ФБР не смогли отыскать.

2 симпатии

Не понимаю, зачем человеку ФБР? Пока выслужишься, надо будет годами и в засадах сидеть, и в грязном белье колупаться? А бумажной бюрократической работы сколько?

Шел бы уже сразу в Госдеп. В русский сектор. А там бы через полгодика и послом США в России. Сухо, тепло и мухи не кусают… :lol:

Какие-то очень странные для моего уха вы тут выдаете понятия о работе в ФБР.
Какой к черту русский отдел? Какие засады? Какое белье? Какое из ФБР в ЦРУ? Кого поехал вербовать? Что значит “шел бы”? А кому он нужен? С какой стати кого-то будут брать? У них уде народу навалом, а всякие “русские” сектора, отделы и тп. давным-давно урезали так, что будущее совершенно не ясно. С ума посходили со своим Первым каналом. Продолжайте строить образ врага. Чтобы о себе не задумываться. Очень удобно.

2 симпатии

Сашок, а с юмором у Вас как? :wink: